„Я настоящий боец!“

РАССКАЗ ПАЦИЕНТА О РЕАБИЛИТАЦИИ ПРИ ТРАВМЕ ГОЛОВНОГО МОЗГА

СВОЕЙ НЕСГИБАЕМОЙ ВОЛЕЙ И ЛЬВИНЫМ СЕРДЦЕМ ТАМАРА ТЁГЕЛЬ СДВИГАЕТ ГОРЫ!

»Что я могу посоветовать другим пациентам? Оставайтесь на позитиве!«

Реабилитация при травме головного мозга
Черепно-мозговая травма относится к повреждениям кожи головы, черепа и головного мозга, вызванным внешним воздействием. Причинами в основном являются дорожно-транспортные происшествия и падения. Повреждения могут присутствовать по отдельности или в сочетании, однако в любом случае поражается головной мозг. Так называемое вторичное повреждение может возникать из-за плохой мозговой перфузии или из-за «заклинивания» отекших отделов мозга в деформированных костных полостях или соединительнотканных структурах черепа.

Лошади являеются большой страстью Тамары Тёгель. Но во время одной из ее поездок ее кобыла Мэрилин резко шарахается и Тамара падает — а тяжелая лошадь падает на нее. Тамара лежит в холодном январском лесу около двух часов, пока ее наконец не находят и не доставляют в больницу. В конце концов становится ясно: молодая мать-одиночка получила черепно-мозговую травму с кровоизлиянием в мозг, множество сломанных костей, а также множество других травм — и ее выживание висит на волоске.

«До этого несчастного случая я ни разу не падала во время езды. Но вдруг в подлеске появился олень, и Мэрилин шарахнулась. Мы споткнулись на ледяной земле, я слетела с нее и она упала на меня со своими 800 килограммами. Когда позднее она появилась осёдланная в конюшне одна, люди там конечно забеспокоились и бросились меня искать.Я не помню ни боли, ни каких-либо мыслей.Я просто лежала в лесу. Видимо, я все же издавала какие-то звуки — так меня и нашли. Скорая помощь отвезла меня в больницу в г. Ройтлинген, потом в Тюбинген. Лопатки, ребра, таз, позвоночник — все было сломано. У меня также было кровоизлияние в мозг — несмотря на шлем для верховой езды. Меня ввели в искусственную кому, и врачи не давали моей семье никакой надежды. «Вероятно, она не выживет», — говорили они. Но я боец!

Когда я снова открыл глаза через три недели, все были очень удивлены. Я не могла говорить и не чувствовала ничего ниже пояса. Моя спина, которая с тех пор полна винтов и металлических пластин, ужасно болела. Но мой внутренний голос говорил мне: мы можешь все это преодолеть. Даже когда позже мне сказали, что я навсегда останусь инвалидом и не смогу нормально говорить, я не очень-то в это поверила. У меня есть пятилетняя дочь — она ​​для меня все, и я хочу снова быть рядом с ней как можно скорее. Эта цель дает мне невероятное количество сил.

Когда я приехала из Тюбингена в Kliniken Schmieder на этап реабилитации B в конце марта, поначалу я все еще была совершенно беспомощна. Но шаг за шагом я восстановила свою независимость. Я довольно быстро научилась снова говорить, но самой большой проблемой были и остаются ходьба и когнитивные навыки, такие как моя память. Но в клинике делают большой упор именно на эти проблемы: будь то нейропсихология с компьютерной поддержкой, медицинская тренировочная терапия, работа над памятью, беговая дорожка, тренировка векторной ходьбы, роллер — каждый из этих видов терапии дает мне что-то. Мне особенно нравится трудотерапия.

А пока я нахожусь в фазе D, и когда другие пациенты видят меня в коридоре, они поздравляют меня с моим большим прогрессом. Я всегда верила, что смогу улучшить свое состояние, но я удивлена тем, как быстро это пришло. Физиотерапевты и врачи тоже были поражены. Несколько месяцев назад в Тюбингене мне говорили, что я не выживу, и теперь я передвигаюсь по коридорам реабилитационного госпиталя в коляске.

Каждое воскресенье моя дочь навещает меня вместе с родителями. Когда она увидела мои первые попытки ходить, она была совершенно счастлива. «Мамочка, отлично!», кричала мне она. И тут же: «Давай поиграем в прятки!» Я очень скучаю по ней — это самое тяжелое для меня в моей ситуации. Но пока она не сможет снова быть со мной, она в надежных руках моих родителей. Несчастный случай действительно показал мне, насколько ценны наши семейные узы и дружба. Я так благодарна им всем. Однажды люди с фермы, которые держат конюшню, даже пришли навестить меня сюда, в клинику, вместе с Мэрилин. Это было прекрасным сюрпризом и очень воодушевило. Все люди здесь, в Kliniken Schmieder, также оказали невероятную поддержку. Эта мотивирующая доброта имела огромное значение для меня.

Моя следующая цель — снова научиться самостоятельно ходить и подниматься по лестнице. И в какой-то момент снова покататься на лошади. Я обязательно хотела бы вернуться к своей работе продавцом в розничной торговле. Но самое главное для меня это снова быть с дочерью.

Какой совет я даю другим пациентам? Оставайтесь на позитиве! Даже если какое-то время нет прогресса. У кого-то это получается быстрее, у кого-то может занять больше времени — просто продолжай идти вперед и никогда не сдавайся!»